Вы здесь

Аватар пользователя Сергей Неграш
01.10.2006    Сергей Неграш    316    0
         

I

Решил однажды правитель богатого и грозного Тридесятого Королевства обзавестись по примеру многочисленных соседних держав собственным Книжником. Хотя, если говорить откровенно, сам неграмотный монарх не представлял себе, кто это такой и для чего он, собственно, нужен.
Терзаясь сомнениями, послал он клик по королевству. Трубили трубами, горланили горлами, а только ничего путного это не дало. Так и не явился требуемый Книжник ко двору. И что тут было делать бедному королю? Не просить же помощи в других странах? Посему решил он раздобыть Книжника с помощью уловки.
- Чего это у нас нет Книжника? - спросил он как-то на балу.
- Не знаем, ваше величество, - ответствовал советник Пугол, плут и мошенник. Он был тощим и высоким, что всегда раздражало маленького и полного короля.
- А подать его сюда!
И что оставалось делать бедным придворным? Схватили они первого попавшегося бродягу, топающего вдоль границы, и притащили к королю. Этим-то мужиком и оказался Улян, который и сам был рад послужить Книжником. Книги он с детства любил и даже мечтал создать общественную библиотеку.
- Это Книжник? - уставился на него король, нареченный при рождении Иванкиным, но сам этого имени не приемлющий, как неблагозвучного. Ему гораздо больше нравилось другое - Родрик. Ибо звучало оно на западный манер, солидно и величественно.
- Ага, - закивали придворные.
- Понятно, - поджал губы король. - А что он умеет делать?
Никто не знал ответа на этот вопрос. Но хитрый Пугол, набравшись смелости, ляпнул:
- Всё!
- Вот здорово! - от радости хлопнув в ладоши, воскликнул Родрик-Иванкин. Робкие возражения Уляна он слушать не стал.
Задумчиво покачав головой, король распорядился, чтобы Улян извел Кощея. Так что на следующее утро, едва на дворе закричал недорезанный петух, отправился Улян в Черный Лес. Новоиспеченный Книжник особо не торопился. Проехав полдороги, он зашел переночевать в первую попавшуюся избушку.
Слез Улян с коня и постучал в дверь. Скрипнув, она отворилась.
- Буде здравие, - сказал он.
- И тебе того же, добрый молодец, - хором отозвались дед с бабкой, вставая ему навстречу. Всем было известно, кого в Тридесятом Королевстве именовали добрыми молодцами. То были богатыри, борющиеся с чудо-юдами. К слову сказать, чудо-юды жаловались по этому поводу в Комитет по Охране Окружающей Среды.
- Вообще-то, я ученый…
- Наука! - восхитился дед. - Слышь, бабка, во, как это теперь называется! Раньше - богатырское деяние, а теперь - научный труд!
- Знамо дело, - согласилась та. - Когда я Колобка слепила, он мне тоже о какой-то науке говорил. Дескать, не пущай меня в лес в таком виде, лисы и медведи и те испугаются. А он у меня такой красивый получился… квадратный…
Беседуя с ними, Улян не заметил, как неожиданно избушка исчезла. И оказался Книжник посреди дремучего леса. Слыша завывания Лешего, у которого, сказывают, сам Соловей-Разбойник учился этому великому искусству, он вздрогнул. Поджав губы, он огляделся и увидел Кощея Бессмертного.
- Тебе чего? - спокойно поинтересовался Кощей. Выслушав печальные новости, он возмущенно воскликнул: - Извести! Все Иванкину неймется! Помню, много лет назад он дружину против меня собрал. И где теперь та дружина? Ладно, ты меня, само собой, убивать не будешь. Но…
Властелин Черного Леса говорил, а Книжник слушал.

* * *
Вернулся Улян во дворец и тожественно заявил, что выполнил государево поручение. Но король не сказал ему за это спасибо. Не до того ему было. Дело в том, что за это время Пугол сверг Родрика-Иванкина и сам стал править. Теперь все в королевстве служило его целям. Что же касается Книжника, то его злодей посадил в темницу.
Вот так печально мог бы закончиться сей сказ, если бы в тюрьме Улян не встретился с королем. Увидев унылого Родрика-Иванкина, Книжник улыбнулся и сообщил, что не долго Пуголу править. Скоро на помощь законному монарху придут его проверенные временем друзья.
- Кто же это? - спросил король. Немного помолчав, он принялся рассуждать: - Иностранные государства во внутренний конфликт вмешиваться не станут. Трусливые бояре на это не отважатся. Эх, раньше Кощей мог бы подсобить, но ты его убил! А может, не зря его бессмертным кличут?
Улян уже открыл рот, собираясь ему поведать, что Кощей жив, но тут дверь их темницы отворилась. Их счел возможным навестить подлый Пугол. Широко улыбаясь, предатель заявил, что завтра их сварят в кипятке. И никакой Конек-Горбунок им не поможет: изловили его.
- Жаль, - только и сказал Улян, когда злодей ушел.
Оставшуюся день и ночь они не разговаривали друг с другом. Их даже кормить не стали, посчитав, что смертникам это ни к чему. Животы узников бурлили в унисон. И ни Книжник, ни король не могли размышлять ни о чем возвышенном. "А вчера гречу приносили…" - пронеслось в голове Уляна. "…с маслом", - додумал король.
Как и было условлено, утром за ними пришли. На казнь, как и на пир, правитель должен был уходить с подобающим его чину почетом. Поэтому Иванкина-Родрика и Книжника нарядили в красивые заграничные наряды. В таком виде явились они на центральную площадь, где уже стоял на костре гигантский чан.
Подчиняясь распоряжению Пугола, бедняги взялись за руки и прыгнули в кипяток.

* * *
- Племянница моя, Золотая Рыбка, хахаля себе нашла - мурена небритого. Представляете? Не знаю, что мне теперь с ней делать? Возможно, стоит обратиться за помощью к Тритону? - говорила волшебная щука. С ней Родрик-Иванкин познакомился во время неприятного инцидента с Иваном-дураком.
- Глаголь, как мы с Книжником тут очутились! - поморщившись, словно от зубной боли, распорядился он.
Как выяснилось, выполняя приказ Кощея, щука спасла их. Не без помощи колдовства, она перенесла их в чащу. Впрочем, это известие не удивило короля. Он всегда подозревал, что Кощей воистину бессмертный. И справиться с ним никто не может. Даже если сломать легендарную иголку, ничего не произойдет.
- Хм, - пробормотал Родрик-Иванкин, покосившись на Книжника. - И что же мне теперь делать?
На этот вопрос ему ответил пробегавший мимо Серый Волк, друг и соратник Кощея. Он сказал, что бояре выдвинули требование. Правителем Тридесятого Королевства станет тот, кто сумеет рассмешить царскую дочку Несмеяну. И - что самое удивительное! - это без труда удалось Пуголу.
- Как же так? - удивился Родрик-Иванкин.
Ответ на этот вопрос поразил не только его, но и Книжника. Пугол рассмешил не Несмеяну, а Кикимору, подосланную Кощеем. Но об пока никто не догадывался. Ну а настоящая Несмеяна, чья мать умерла при родах, все еще ждала того, кто отважится с ней побеседовать.
И этим счастливчиком оказался Улян. Едва увидев, как он чешет затылок, не зная, что предпринять, она заулыбалась. Прекратив оплакивать свою девичью долю, Несмеяна, никого не стесняясь, поцеловала его. Как в сказках и положено, они полюбили друг друга с первого взгляда.

* * *
- Все-таки я молодец! - сказал Кощей, глядя в волшебное зеркальце. - А Пугол с Кикиморой нынче будут жить у меня в лесу. Ладно?
- Ага, - вздохнув, согласился Родрик-Иванкин. - А как мне быть? Кроме царствования, я ничему не обучен!
- Ну это дело поправимое! Отправляйся к Вещему Олегу. Он подскажет тебе, как жить дальше, - сказал он. - А, чтобы ты не заблудился, дам я тебе в провожатые Колобка. Только ты с ним осторожней. У него характер шибко буйный.
Подумав, Родрик-Иванкин решил последовать совету Кощея.

II

Родрик-Иванкин из правителя Тридесятого Королевства превратился в жалкого бродягу, искателя счастья. И произошло это из-за Кощея Бессмертного. Кощей не только посоветовал ему найти хитрющего Вещего Олега, но и дал вздорного и не очень-то приветливого проводника - Колобка.
Топая по грязной дороге, Родрик-Иванкин с тоской вспоминал прошлое. Когда-то стоило ему щелкнуть пальцами, и все его желания тут же выполнялись. Он получал все, что хотел. И так продолжалось, пока он не назначил на должность советника мерзавца Пугола. И смертный приговор Кощею зря он вынес…
- Много ошибок получается, - с горечью признал Родрик-Иванкин. Вздохнув, он покосился на Колобка, чье выражение лица нельзя было назвать миролюбивым. Злое квадратное создание сверкало по сторонам своими глазками-пуговками, ища того, с кем можно было бы помериться силой. Наконец, его взгляд остановился на бывшем короле.
- Ты, - изрек он. Зловеще улыбнувшись, он продемонстрировал опешившему Родрику-Иванкину все свои тридцать три зуба. - Почему ты ходишь за мной вот уже пятый день? Неужели я тебе понравился? Может, ты, как некогда лиса, сожрать меня задумал? Отвечай немедленно, мерзавец!
Монарх отпрянул от него. Дрожа от страха, он взмолился всем богам, которых смог припомнить, дабы они сохранили ему жизнь. В конце концов, он никогда никому не причинил вреда, если, конечно, не считать несколько тысяч загубленных жизней. Но ведь это было в шутку? Не всерьез! Ведь, правда?
Боги молчали, а вот вредный Колобок продолжил говорить. Он высказал Родрику-Иванкину все, что о нем думает. Он жаловался на тяжелое детство и нелегкую жизнь. Говорил об оскорблениях, которые отпускали в его адрес животные. И в особенности подлая Лиса Патрикеевна.
Услышав об этом, Родрик-Иванкин открыл рот, собираясь возразить. Насколько ему было известно, Колобок съел бедную, беззащитную лисичку. Но куда там! Квадратного монстра сейчас не смогла бы утихомирить даже известная в Тридесятом Королевстве санитарная бригада, Серый Волк и Баба-Яга.
- Целыми днями я кручусь, дабы прокормиться! - кричал Колобок. - И никто никогда не спросит у меня, устал ли я? Мне это надоело! Я желаю иного! Мне хочется простого человеческого счастья…
Внезапно замолчав, он набросился на оторопевшего Родрика-Иванкина. Пробормотав что-то нелицеприятное о монархах, Колобок попытался отгрызть ему руку. Но у него это не получилось. Не учел негодяй, что кровь людей обладает теми же свойствами, что и вода. А посему у него размякли сначала зубы, а потом и все тело.
- Ой, - растерянно пробормотал он, отпустив руку спутника. Колобок размяк, подобрел. Он вновь стал милым созданием, не способным никому причинить зла. - Что-то странное на меня нашло…
- Зачерствел ты, братец, - пробурчал Родрик-Иванкин. Осмотрев свою ранку, он увидел несколько капелек крови. Вздрогнув, он потерял сознание. Все-таки правители, в том числе и низвергнутые, очень чувствительные люди. Они не переносят вида собственной крови. Как бы там ни было, вскоре Колобок заставил его очнуться.
- Чую, приближается знаменательный миг, когда узрим мы путь в Заоблачное Царство. Говорят, там ныне обитает Вещий Олег.
- Ура! - мгновенно очнувшись, воскликнул он. - А далеко до туда? А то у меня уже ножки устали. А еще я хочу кушать.
- Но-но! - встревожено воскликнул Колобок, заметив, как на него смотрит бывший монарх. - Себя я есть не позволю. Я не допущу, чтобы от меня, цельного и квадратного, отломили хотя бы кусочек.
Родрик-Иванкин улыбнулся и вдруг услышал чьи-то голоса. Обрадовавшись, он уже собрался идти знакомиться. Но Колобок его остановил, справедливо заметив, что люди бывают разные, а не только хорошие. Спутники решили немного выждать и посмотреть, что за народ бродит по лесу.
Притаившись, Родрик-Иванкин и Колобок со стороны наблюдали за семью детинами. Горланя песни про разнообразные физические и химические законы и реакции, здоровяки шли сквозь густые заросли малины. Они пели о любви квазаров и ненависти нейтронов, о дурацких формулах и мудрых ученых. В общем, они вели себя очень подозрительно.
- А не спеть ли нам о глупом короле, злобном советнике Пуголе и храбром Книжнике? - неожиданно предложил один из них. И тут же остальные поддержали эту идею. Видимо, им надоело восхищаться гармонией мироздания и разбираться в сложных взаимоотношениях метеоров и пульсаров.

Книжник в поле выходил,
Книжник меч себе добыл.
Спас он мир наш от врагов,
Злобных мерзких царских псов…

Сначала Родрику-Иванкину песня нравилась. Но чем больше он ее слушал, тем сильнее злился. В ней недавние события подверглись чудовищному искажению. Не выдержав, он выбежал из кустов, в которых прятался вместе с Колобком, и стал доказывать семерым бугаям, что они не правы! Но его никто не стал слушать.
Недолго думая, здоровяки схватили его за руки и за ноги. Хорошенько его раскачав, они закинули его не куда-нибудь, а в Заоблачное Царство. Что же касается Колобка, то тот не последовал за бывшим монархом. Квадратный хулиган вернулся в лес, к Кощею Бессмертному, который издревле охранял покой Тридесятого Королевства.
Оказавшись в Заоблачном Царстве, Родрик-Иванкин не растерялся. Оглядев простирающиеся во все стороны поля, он пробормотал что-то о нецелесообразном использовании посевных площадей. Если бы он тут правил, то посадил бы пшеницу. Или кукурузу.
Покачав головой, он пошел вперед. Он был уверен, что рано или поздно повстречается с кем-нибудь из местных жителей. И тогда, конечно, станет ясно, где искать великого мудреца - Вещего Олега. И, действительно, вскоре Родрик-Иванкин узрел маленького, хиленького человечка.
- Ты - бывший владыка Тридесятого Королевства, - это не было вопросом. - Я давно слежу за твоими похождениями. Ибо у нас, в Заоблачном Царстве, очень скучно. Ничего здесь не происходит. Все самое интересное - на земле.
- Понятно, - только и сказал Родрик-Иванкин. Он не знал, как реагировать на данное заявление. С одной стороны его рассердила наглость наблюдателя, а с другой - ему польстило внимание к своей персоне.
- Хорошо у вас. Несколько лет назад я собирался переехать к вам жить, но меня жена отговорила. Она сказала, что, если я так поступлю, мне придется целями днями работать. А здесь я могу себе позволить бездельничать.
- Это еще почему?
- А у нас все бесплатно, - заявил он. - Одеждой и едой нам служат облака! Кстати, хочешь отведать наше национальное блюдо?
Родрик-Иванкин, плохо питавшийся в последнее время, торопливо закивал. И незнакомец достал из складок одежды крохотный белый шарик. Настороженно покосившись на странное угощение, низложенный монарх положил его себе в рот. Жуя, он попросил добавки. А потом еще. И еще…
- Невкусно, - рыгнув, сказал Родрик-Иванкин. - Но сытно. Если ты когда-нибудь окажешься у нас, обязательно отведай борща, жареной курицы и еще чего-нибудь столь же аппетитного. Тогда ты поймешь, какую глупость совершил твой народ, отказавшись от нормальной, человеческой пищи!
- Да пробовал я все это! - воскликнул заоблачный житель. - Вот только у нас эту роскошь достать сложно.
- Да? - удивился он. - А ты не знаешь, где обитает Вещий Олег? Кощей посоветовал мне спросить у него, как обрести счастье…
- Повезло тебе! Вещий Олег - это я! Только на самом деле меня зовут вовсе не Вещим. И даже не Олегом. Я - Гришка Разбудин.
- Чего? - недоверчиво уставился на него Родрик-Иванкин. Открывая и закрывая рот, он силился произнести хоть слово. Наконец, ему удалось выдавить из себя: - Но как же так?
Прищурившись, мудрец заявил, что в Заоблачное Царство частенько попадают земные жители. И всем им он - Гришка Разбудин - дает советы, хорошие и разные. Правда, лишь немногие из тех, с кем он говорил, были осчастливлены.
- А что делать мне? - растерянно спросил Родрик-Иванкин. - Королевства я лишился, супруга давно умерла, а дочка замуж вышла…
Задумчиво посмотрел на него, Гришка произнес:
- Обретешь ты смысл жизни, когда вновь влюбишься. И твоей избранницей, поверь, станет Кувальда Мак-Даун. Двадцать лет назад боги заперли ее в Башне Мрака. И ждет она с тех пор храбреца, который спасет ее из плена.
- Наверное, ее сторожит какой-нибудь могучий витязь или жуткое чудовище? - настороженно спросил Родрик-Иванкин. Признаться, ему не очень-то хотелось рисковать жизнью ради Кувальды, о которой до этого мгновения он ничего не слышал.
- Не совсем так. Ее караулят боги.
- А где находится Башня Мрака? - спросил он. Выслушав ответ, Родрик-Иванкин продолжил путь. Он собирался воспользоваться советом Гришки Разбудина, которого в Тридесятом Королевстве знали под именем Вещего Олега. Низложенному монарху захотелось познакомиться с Кувальдой Мак-Даун. Неужто она - его счастье?
Размышляя о своей непутевой прошлой жизни, Родрик-Иванкин добрался до Башни Мрака. Здание оказалось отнюдь не таким, каким он его себе представлял. Оно было небольшим, но зловещим. Из маленьких, узких окошек выглядывали уродливые, чудовищные создания.
- А где Кувальда? - растерянно пробормотал он. - Мне сказали, что здесь томится она одна, а не целый зверинец.
- Я здесь, - к нему неторопливо подошла крупная, неопределенного возраста женщина. Ей могло быть, как тридцать, так и все шестьдесят. В руках она держала здоровенную дубину. - Чего тебе от меня надо?
- Я пришел тебя освободить.
- Ну, наконец-то! - радостно воскликнула она. Отбросив в сторону дубину, она схватила его. Кувальда Мак-Даун принялась страстно целовать его в губы. - Я долго тебя ждала! Мне было так скучно, что я, не выдержав, самостоятельно выбралась из Башни! Я победила сторожей-богов!
- Ничего себе! - вздрогнул он. Отстранившись от нее, Родрик-Иванкин представился. После чего, усевшись на облачко, он зачем-то принялся ей рассказывать историю своей жизни, начиная от рождения и заканчивая странствием по Заоблачному Царству. А воинственная Кувальда мирно сидела подле него, слушала и кивала.
- Долго ты еще будешь исповедоваться, а? - наконец, не выдержав, закричал один из богов. У него было человеческое тело и птичья голова. - Какое мне дело, как ты правил? Мне надоело слушать эту чушь! Если хочешь умничать, отправляйся к волхвам! А нас, богов, оставь в покое!
- Мерзавцы! - воскликнула Кувальда. Вновь взяв в руки дубину, она подошла к Башне Мрака и принялась выламывать почему-то оказавшуюся запертой изнутри дверь. Боги, заверещав, в тот же миг попросили прощения. Они обещали, что больше никто из них не посмеет без разрешения ничего сказать в присутствии госпожи Мак-Даун.
- Чудно, - пробормотал Родрик-Иванкин. С восхищением взглянув на Кувальду, он понял, что влюбился. Все-таки не зря Гришку Разбудина прозвали Вещим Олегом!
- Так-то лучше, - хмыкнула Кувальда. Схватив своего спасителя за руку, она сиганула с облачка вниз, туда, где находилось Тридесятое Королевство. Как и ожидал Родрик-Иванкин, встреча с матушкой-землей оказалась не из приятных. Он больно ударился головой. Но, к счастью, ни он, ни его избранница ничего себе не сломали.
Оглядевшись, низложенный монарх вздрогнул. Они находились там, где совсем недавно он повстречался с семью здоровяками. И тут он вновь услышал их пение. Смутившись, он взглянул на Кувальду, которая, недолго думая, ринулась в бой. Она одолела врагов, ни один из которых не смог оказать ей достойного сопротивления.
- Милая, прошу тебя, не убивай их! - воскликнул Родрик-Иванкин. У него вдруг проснулось сочувствие к угнетаемым его будущей супругой злодеям. - Они, как и Кощей, могут неплохо нам послужить!
- Хорошо, - смилостивившись, произнесла она.
А потом Родрик-Иванкин и Кувальда Мак-Даун добрались до столицы Тридесятого Королевства и сыграли свадьбу, на которой присутствовали все их друзья и знакомые. Явился король-книжник Улян с Несмеяной, Кощей с Бабой-Ягой, перевоспитавшийся Пугол с Кикиморой и даже Вещий Олег с женой.
Кроме того, пришли семеро здоровяков. Позабыв о былых обидах, они спели новую песню, которая всем очень понравилась.

Голосов пока нет

Комментарии

Добавить комментарий