Вы здесь

Аватар пользователя NarKot
17.01.2015    NarKot    1240    8
         

Ссылка на первую часть статьи.

Не хлебом единым жив человек. И даже не стейками, якитори, раменом и окинава-собой. Так что, едва обустроившись на новом месте, я решил осмотреться и разузнать, есть ли поблизости что интересное. Несмотря на то, что квартал наш, незамысловато именовавшийся «2-Цудзи» в честь перекрёстка трёх улиц сходившихся в его центре, и располагался всего лишь в пятнадцати минутах пешком от центра города, жизнь там текла ну очень размеренно.

Обычный день в квартале 2 - Цудзи

Глядя из окна на пустынные улицы, покой которых лишь изредка нарушал случайный автомобиль, трудно было представить, что прямо через дорогу от моего дома располагался местный квартал «красных фонарей». Однако именно так оно и было: заведения с неоновыми вывесками оказались ничем иным, как «сопурандо». То ли тонкая душевная организация японцев тому причиной, то ли особенности местного законодательства, однако изящный эвфемизм «soapland» обозначает ни что иное, как обычный японский бордель, а о содержании «оздоровительных процедур», предлагаемых этими заведениями, я предоставляю читателю догадаться самостоятельно.

А из нашего окна...

Оставь одежду, всяк сюда входящий.

Однако если кто подумал про размалёванных «девочек», сутенёров в леопардовых костюмах, якудза в обязательных чёрных очках и регулярные дебоши под окнами, повторюсь: атмосфера в квартале царила сонная. То есть ничего «такого» не было и в помине, cомнительные заведения не выдавали своего присутствия ничем, кроме неоновых вывесок и наружной рекламы с фотографиями «обслуживающего персонала». И, разумеется, неизменной таблички, предупреждающей, что лицам моложе 18 лет вход строго воспрещается. Иные из них даже выглядели дорого и респектабельно — если, конечно, не уметь читать по-японски.

Изредка по вечерам отъезжали от входа в соседний «soapland» дорогие чёрные автомобили, вослед которым на середину дороги выбегали зазывалы (они же, надо полагать, и охранники) заведения, усердно кланяясь удаляющимся габаритным огням лимузина. Вот эти-то зазывалы и были единственным источником раздражения, с удручающей регулярностью действовавшие мне на нервы своим неизменным предложением «сопи?», живо напоминая менеджеров из российских торговых центров с излюбленной фразой: «Вам помочь?» Поначалу я надеялся, что за пару недель, ну от силы за месяц, я им примелькаюсь и они от меня отвяжутся, однако надежды оказались тщетны: за полгода эти трудящиеся секс-индустрии так и не уяснили, что я просто живу в доме напротив, а не приехал за тридевять земель исключительно ради того, чтобы побаловать себя участием в разнузданной пенной оргии.

За исключением этой специфической детали, я проживал среди ничем не примечательного хитросплетения узеньких безымянных улочек, расчерчивающих район на кварталы из двух домов вдоль да трёх поперёк. Дома в каждом квартале нумеровались по японскому обычаю — в порядке постройки — так что найти нужный дом по адресу было не то, чтобы совсем невозможно, но всё же затруднительно. Добавлю ещё, что господствующий в Нахе архитектурный стиль — похожие, как две капли воды типовые бетонные коробки в четыре-шесть этажей в «старых» районах и длинные многоквартирные дома большой этажности — в «новых», так что с первого взгляда определить своё местоположение сможет только человек, проживший в своём районе хотя бы пару месяцев.

В ста метрах от центра города

Обычный окинавский дом послевоенной постройки

Ресторанчик в традиционном стиле

Некоторое разнообразие привносили разве что старые деревянные дома, крытые традиционной окинавской черепицей. Подобного вида жильё нетрудно найти в любой российской деревне, однако неказистая внешность этих построек не должна вводить в заблуждение: без электричества, газа и кондиционера ни один такой домик не обходится. Обнаружить их можно в самых неожиданных местах, даже в самом центре города, в двух шагах от Кокусай-дори, среди магазинов и офисных зданий. Видимо, в послевоенные времена их владельцам посчастливилось обзавестись в тех местах клочком земли, достаточным, чтобы построить на нём собственное жилище или забегаловку, но не настолько большим, чтобы воротилы японского бизнеса заинтересовались его покупкой.

Поначалу я полагал, что хитросплетения улиц — беда одного лишь нашего квартала, однако очень быстро убедился: во всех остальных районах города творилось то же самое. Где-то улицы были спроектированы чуть аккуратнее, где-то — наоборот, извивались подобно пьяным змеям, но в общем и целом ориентироваться в столице самой южной японской префектуры оказалось лишь немногим проще, чем в глухой тайге. Первое время, чтобы не потеряться среди этих улочек и кварталов, приходилось даже прибегать к помощи GPS, и лишь через пару недель я осмелел настолько, чтобы оставлять айфон в квартире, не опасаясь заплутать в паре сотен метров от дома.

Дворы, оказазавшие в своё время своё специфическое вличние на российскую культуру, на Окинаве отсутствуют в принципе. Дома обычно стоят впритык друг к другу, тротуары имеют ширину ровно такую, чтобы могли разойтись два человека, а если где найдётся клочок незастроенной земли, то это почти наверняка окажется либо детская площадка, либо парковка, либо синтоистское святилище. Святилища — самые разные, от небольшого алтаря для подношений или простенького домика с табличкой, уведомляющей, какие местные божества проживают по данному адресу, до весьма основательных сооружений. Одни — ухоженные и определённо регулярно посещаемые, другие, что стоят на отшибе, от избытка посетителей не страдают, однако своя доля внимания достаётся и им.

Святилище около нашего перекрёстка

Святилище в квартале Мэкару (северная часть Нахи)

Святилище близ станции Акаминэ

Кстати, если внимательно посмотреть на фото, на каждом из камней можно заметить сочетание из пары заковыристых кандзи: «御嶽». Слово это в японско-русских словарях не найти, однако на Окинаве его знает каждый. Читается оно как «утаки» и означает «священное место». Для тех, кто данное слово видит впервые, установленная рядом табличка разъясняет всё то же самое, только при помощи более простых иероглифов, прочесть которые оказалось под силу даже мне. А если судить по подношению в виде свежих яблок, место это поддерживается в чистоте и порядке не только как дань традиции.

Колокол храма Синкё:дзи

Вообще бытует мнение, что японцы — люди нерелигиозные. За всю Японию не скажу, однако к Окинаве это точно не относится. В трёхсоттысячной Нахе храмов одних только христианских конфессий, наберётся, пожалуй, больше, чем в миллионном Красноярске. Лично мне попадались на глаза протестантские и католические постройки, пару раз мне доводилось встречать мормонских проповедников (причём не иностранных, а самых что ни на есть японцев с Хоккайдо), а дом «Свидетелей Иеговы» расположился прямо на нашей улице. Про более традиционные для Японии синтоистские и буддистские и говорить не приходится: не далее, чем в десяти минутах ходьбы от моего дома таковых обнаружилось целых четыре. И если буддизм в повседневной городской жизни присутствовал в основном в виде звуков храмового колокола, отмечавших начало каждого часа с раннего утра и до темноты (у нас в квартале часы отбивал колокол храма Синкё:дзи), то к действующим синтоистским храмам, что называется, не зарастала народная тропа.

Тории храма Нами-но Уэ

Внутренний двор

Тёдзуя — место для омовения рук. Инструкция сверху поясняет, как правильно ополаскивать руки и рот.

Вышло так, что я жил неподалёку от храма Нами-но Уэ, расположившегося по соседству с одноимённым пляжем и парком Асахигаока. А поскольку что в парк, что на пляж я ходил едва ли не каждый погожий день, внешнюю сторона храмовой жизни я изучил неплохо. Храм Нами-но Уэ — из тех, что носят гордое звание «итиномия», то есть первый по значимости во всей префектуре, а история его уходит в глубокое прошлое. Со стороны, однако, столь высокое положение храма не слишком заметно, разве что тории перед входом повыше, памятных камней побольше, да ещё туристические автобусы, с утра до вечера подъезжающие к его входу, выделяют этот храм среди прочих.

Есть, впрочем, у окинавских храмов одна особенность, которую не встретить в остальной Японии. По традиции перед входом в синтоистские храмы обычно воздвигают статуи собак или лисиц. На Окинаве же и тех, и других практически полностью вытеснила сиса (на самом деле даже «シーサー», с удлиннением обеих гласных) — мифическое животное, нечто среднее между собакой и львом.

Сисы храма Нами-но Уэ

Согласно легенде, во времена оны самую настоящую живую сису китайский император прислал в подарок королю Рюкю. Узнав о подарке, местная верховная жрица повелела королю всегда держать сису при себе — мол, когда-нибудь она тебе окажет неоценимую помощь. И случилось однажды, что на Окинаве завёлся злобный дракон, разорявший деревни и всячески досаждавший местным жителям. Во время инспекционной поездки короля со свитой этот дракон как раз объявился в непосредственной близости и собрался было уже всех их съесть. Но тут вперёд выскочила та самая сиса и бесстрашно облаяла монстра, приведя его в такое бешенство, что дракон в ярости начал биться о скалистый утёс. Утёс же не выдержал напора озверевшего дракона, раскололся и обрушился в море, заодно придавив зловредного ящера. Сиса же после этого снискала в народе столь огромную популярность, что на том самом месте ей ещё при жизни воздвигли памятник в виде её самой, и с тех пор сиса стала талисманом и главным символом Окинавы. Её изображения и поныне можно встретить на Окинаве повсюду: и на крышах скромных деревянных домиков местных жителей, и перед многоэтажными торговыми центрами, не говоря уже о многочисленных сувенирных лавках. Кстати, канонические изваяния сис обычно встречаются парами: одна — та, что с открытой пастью — мужского пола, охраняет ввереное имущество от всякого зла, другая же — с закрытой пастью — считается существом женского пола и призвана преумножать добро в доме.

«Love Сиса» возле станции Макиси

Сиса у входа в универмаг «Ryubou»

Сиса в традиционной окинавской рубашке «Кариюси»

И ещё одна нетрадиционная трактовка образа сисы: манэки-сиса

В будние дни храм Нами-но Уэ живёт обычной размеренной жизнью. Однако в выходные, и, тем более, в традиционные праздники в не слишком обширном дворе храма становится весьма оживлённо. В новогоднюю же ночь там и вовсе не протолкнуться: желающим обратиться к божествам приходится отстоять стометровую очередь, прежде чем подойдёт их черёд трижды хлопнуть в ладоши и бросить монетку в ящик для пожертвований. Почти такое же столпотворение происходит и рядом палатками, где за сто йен можно получить омикудзи (то бишь предсказания на наступающий год) или купить талисман.

Празднование Нового года в храме Нами-но Уэ

Однако приезжающим на автобусах туристам Нами-но Уэ открывается лишь с одной стороны, причём в самом буквальном смысле слова. Храм этот выстроен в весьма живописном месте на краю скалистого утёса, однако обнаружить это удаётся это лишь тем, кто не пожалеет сил и времени пройти по жаре с километр и подняться на мост, что проходит вдоль берега по другую сторону храма.

С того же моста открывается и отличный вид на пляж, где я каждый погожий день проводил по паре часов, пока в конце октября не потянул с моря холодный ветер и не вынудил меня закрыть пляжный сезон. Летом море особенно красиво, однако на городском пляже вода не сказать, чтобы особо чистая — присутствует у берега какая-то мутность, а в начале осени появляются то ли водоросли, то ещё какие мелкоорганизмы, липнущие к телу и вызывающие ощущение покрывающего кожу тонкого слоя слизи. Угрозы здоровью, правда, они не несут ни малейшей, а ощущение проходит минут за пять после выхода на берег, по мере высыхания морской воды. Как я уже говорил, зависал я на пляже аж до двадцатых чисел октября, и в итоге оказался одним из самых стойких и верных поклонников пляжного отдыха: уже в сентябре стало заметно, что публика на пляже сильно поредела. А в ноябре побережье покинули последние, самые стойкие любители солнечных ванн, после чего вышку спасателя убрали, защитную сеть сняли, а пляж официально закрыли до весны.

В день отъезда специально я выкроил полчаса ради того, чтобы ещё раз прогуляться по берегу, и не удержался, чтобы не попробовать воду ногой. Даже в середине окинавской зимы морскя вода сохранила достаточно тепла, чтобы можно было броситься в его ласковые объятья, не опасаясь замёрзнуть. Однако перспектива выйдя из моря, немедленно и жестоко простудиться на продуваемом всеми ветрами побережье удержала меня от такого поступка.

Что меня удивило на Окинаве, так это отсутствие у местного населения какого-либо интереса к пляжному отдыху. Трудно поверить, но пляж Нами-но Уэ — единственный на многие километры побережья. И, что совсем уже невообразимо, ни один из трёх близлежащих отелей, весьма недешёвых и расположенных на самом берегу моря, собственного пляжа не имеет вовсе. Ближайшие же «соседние» пляжи располагаются в Гиноване и Итомане, то есть в соседних городах, километрах в пяти от Нахи — и это на Окинаве, главном курорте Японии!

«Тропический пляж» в Гиноване

«Araha Beach» в Тятане

Да и на пляже Нами-но Уэ, хоть он и единственный на всю округу, не слишком-то многолюдно. Чаще всего там можно встретить школьников из ближайших кварталов, до самого вечера гоняющих в футбол, пляжный волейбол или просто сидящих на оградке пляжа и болтающих о чём-то своём. Японцы постарше туда обычно приходят семьями и с детьми, причём пока дети возятся на мелководье, их матери в широкополых шляпах предпочитают прятаться от солнца под пляжными зонтами, а некоторые так и вовсе устанавливают на пляже самые настоящие палатки, где и отсиживаются в тени с книжкой в руках. Загар у японок категорически непопулярен: кроме вышеупомянутых широкополых шляп на Окинаве мне в глаза сразу же бросился дотоле невиданный аксессуар, представляющий собой что-то вроде шерстяных перчаток без пальцев, зато длиной аж до самых плеч, причём носят эти перчатки не в зимние холода, а как раз в середине лета, когда с утра и до самого заката температура не опускается ниже +30 градусов.

Добавлю ещё, что на Окинаве среди женщин существует обычай надевать одежду в два слоя. Причём сколько ни пытался я выспросить наших преподавателей о причине, заставляющей японок посреди субтропического лета одеваться, как перед походом на северный полюс, узнал лишь, что это такая мода. Однако самое удивительное в местных пляжных обычаях даже не это. Не раз и не два мне доводилось видеть, как молодые японки, уставшие жариться на солнце и решившие освежиться, весело плещутся по пояс в воде прямо в повседневной одежде. Да-да, в джинсах, кроксах и блузках поверх футболок, и только лишь рюкзачки-сумочки оставляют они на берегу, чтобы не замочить содержимое. Конечно же, на пляже к услугам всех желающих есть душ с пресной водой (за 200 йен), да и одежда в такую жару сохнет за считаные минуты, однако купание в одежде — пожалуй, самый удивительный местный обычай, какой мне довелось видеть на Окинаве. Хотя, справедливости ради, надо отметить, что японок в привычных нам купальниках там всё же больше.

Пляж Нами-но Уэ в середине лета...

...середине осени...

...и середине зимы.

Чистота на пляже царит почти стерильная: шансов наступить на окурок или уж, тем более, осколок стекла — практически никаких. Однако поплавать выйдет только в специально отведённом для этого закутке, отгороженном специальной сетью для защиты от кубомедуз. Всех желающих залезть в воду в неположенном месте глубже, чем по щиколотку или забраться на волнорез, немедленно выгоняет на берег спасатель, постоянно дежурящий на вышке до глубокого вечера. Он же придёт на помощь, если кто-то вдруг начнёт тонуть, однако, по правде говоря, утонуть в отведённом для купания «лягушатнике» даже во время прилива вряд ли возможно, а уж в отлив даже у самых дальних буйков воды от силы по пояс. Сам пляж, разумеется, бесплатный, однако сопутствующие удовольствия — не из дешёвых: кроме платного душа есть такие же платные кабинки для вещей, а также пляжные зонты и лежаки, причём последние — за тысячу йен, что даже по местным меркам сумма достаточно ощутимая.

Рассказав о храме Нами-но Уэ и пляже Нами-но Уэ, невозможно умолчать и о парке, Асахигаока, раскинувшемся на склонах холма по соседству с храмом. Примечателен этот парк тремя вещами: во-первых, своим устройством. Несмотря на скромные размеры — полтораста метров вдоль и сто поперёк — дорожки в нём проложены таким образом, что во время прогулки по ним парк кажется гораздо больше, чем он есть. Впрочем, то же самое можно сказать едва ли не о каждом парке, в котором мне довелось побывать на Окинаве. Второе, что бросается в глаза — изобилие всяческих обелисков и памятных камней, один из которых свидетельствует о том, что место это знаменито ещё с позапрошлого века.

На южном входе в парк расположен мемориал в память о трагедии 1944-го года, когда судно «Цусимамару», эвакуировавшее школьников с Окинавы, было потоплено американской подводной лодкой. После войны оккупационная администрация пыталась эту тему замолчать, однако усилиями родственников погибших и тех, кому удалось спастись, монумент всё же был воздвигнут. А уже после возвращения Окинавы под японскую юрисдикцию появился и музей, посвящённый тому же событию — он расположен в северной части парка.

Мемориал в память о жертвах «Цусимамару»

Третье же из примечательных свойств — смотровая площадка на вершине холма, с которой виден не только весь парк, но и побережье на километры вокруг.

Вид со смотровой площадки парка Асахигаока

Открывающийся оттуда пейзаж если чем-то и замечателен, то своей обыкновенностью: если Вы видели Наху с этой смотровой площадки, считайте, что видели её всю. Не в прямом, конечно, смысле; Наха — город большой, и чтобы обозреть её целиком, придётся поискать холм повыше. Однако основной архитектурный стиль в Нахе — если это можно назвать стилем — как раз те самые непритязательные четырёх-пяти-шестиэтажные бетонные коробки, вид на нескончаемые ряды которых и открывается со смотровой площадки.

Океанский лайнер в порту Нахи

Обыденность пейзажа нарушали лишь круизные океанские лайнеры, иногда заходящие на стоянку в соседний порт. Впервые заметив один из этих белоснежных красавцев, возвышавшийся над городскими кварталами я осознал, что до того дня не видел по-настоящему больших кораблей (кстати, на okinava_2_36 изображён далеко не самый большой из них). А увидев, немедленно загорелся желанием на ближайших каникулах прокатиться на таком куда-нибудь в Токио. Однако Хига-сэнсэй охладила мой пыл, сообщив, что даже самый дешёвый билет на нижней палубе обойдётся мне в пару сотен тысяч йен, так что идею с морским круизом пришлось оставить до лучших времён.

Ссылка на третью часть статьи.

Ваша оценка: Нет Средняя: 10 (9 оценок)

Комментарии

Аватар пользователя NarKot

А спрашивали у преподавателей-женщин?

Спрашивал. Говорят "мода такая", большего я от них не добился.

Складывается впечатление, что им неведомо понятие городского планирования

Всё объясняется намного проще: собственность на землю. Если твой пра-пра-пра купил себе огородик на окраине села, а через сто лет это вдруг оказался центр города, всё равно никто у тебя этот огородик не отожмёт. Выкупить - могут, а чтобы "именем революции пшёл отсюда", у них так не принято. А кабели там по воздуху пробрасывают и трансформаторы на столбах висят.

Аватар пользователя World

Все интереснее и интереснее, спасибо!

Добавлю ещё, что на Окинаве среди женщин существует обычай надевать одежду в два слоя.

А спрашивали у преподавателей-женщин? Может они просто стеснялись выдать гайдзину-мужчине тайное знание, как с купанием в одежде) Еще перчатки до плеч меня прям в самое сердце убили, все ощущения тушки в духовке пришли.

Поначалу я полагал, что хитросплетения улиц — беда одного лишь нашего квартала, однако очень быстро убедился: во всех остальных районах города творилось то же самое.

Складывается впечатление, что им неведомо понятие городского планирования, развитие города на ближайшие хх лет, а туда же еще не только дома, а инфраструктура закладывается, социальные объекты (школы там, больницы), транспортная система, канализация, кабеля всякие и т.д. Что удивляет, это у японцев с их-то дотошностью. Или не так?

Аватар пользователя Аццкий Критег

Но вода-то морская, я всю жизнь был уверен, что для одежды это нифига не полезно, а сменную они вроде с собой не приносят.

Ну либо им по фиг, либо японские ткани неубиваемы.

Это ж напечатать надо, еще и с фото, это при помощи офисного принтера не сделаешь. Меня поражает, что не лень и денег не жалко.
О, подпорки! Это что-то, да.
Ветки, наверно, обрезают, чтоб красиво было. Вообще, там подобной ерундой все занимаются. Персонала дикое количество, каждый сантиметр вылизан, так что это обычное явление. Даже не знаю, что удивительней: такие старательные японцы или мы, пофигисты.

Внутри меня живет злой властелин. Но он наказан.

Аватар пользователя NarKot

А вы ж сами пишете - жара постоянная, кругом море, вот они выход и нашли. )))

Но вода-то морская, я всю жизнь был уверен, что для одежды это нифига не полезно, а сменную они вроде с собой не приносят.

Меня до сих пор мучает вопрос, зачем это делать и где они эти таблички берут.

Зачем не знаю, а таблички сами делают. Там же при каждом парке персонал, все деревья пронумерованы и которые ещё не очень укоренились, укреплены подпорками, чтобы тайфуном не повалило. Я как-то раз видел даже, как трое японцев замеряли деревья в парке и что-то записывали в блокнотик. Так что у них там даже деревья растут по инструкции :-)

Аватар пользователя Аццкий Критег

"Сиса" - исключительно окинавское культурное явление. Роль у неё в принципе та же, что и у комаину, но вот её популярности позавидуют все комаину мира. В остальной Японии сторожевые псы - исключительно храмовый или дворцовый атрибут, а сисы на Окинаве - повсюду, по сути она - неофициальный символ Окинавы.

Ага, значит все-таки местный колорит. Будем знать, спасибо. ))) А вообще, с этими комаину такая путаница, никто ничего толком не знает, так что неудивительно.

Ну тогда у японцев и японок сильно разные представления об удобстве :-) Потому что ни одного японца, который бы захотел поплавать в одежде, мне на глаза не попалось.

Ну на этот счет у меня есть предположение. Вам, мужикам, в плане раздеться, тем более на пляже, гораздо проще. Собссно, шорты до колен напялил и вперед. А девушке фиг, извольте привести себя в порядок. А в некоторые знаменательные даты хоть приводи, хоть нет, все одно поплавать не судьба. А вы ж сами пишете - жара постоянная, кругом море, вот они выход и нашли. )))

Вот на Окинаве как раз огромных парков я не встречал (кроме тематических или мемориальных). Обычные городские - весьма скромных размеров, хотя устроены так, чтобы казаться больше, чем есть на самом деле.

Это я, наверно, погорячилась, вспомнив Россию. Тут с парками совсем печально. В Японии, я так поняла, есть парки, а есть скверики. Первые правда довольно большие, со всякими статуями, монументами, храмами и путаными дорожками. А вторые так, на лавочке посидеть, бенто съесть.

Есть такое, на деревьях или рядом с ними часто замечал таблички с названиями.

Меня до сих пор мучает вопрос, зачем это делать и где они эти таблички берут.

Внутри меня живет злой властелин. Но он наказан.

Аватар пользователя NarKot

Не знаете, это синонимы или сисами комаину называют конкретно на Окинаве?

"Сиса" - исключительно окинавское культурное явление. Роль у неё в принципе та же, что и у комаину, но вот её популярности позавидуют все комаину мира. В остальной Японии сторожевые псы - исключительно храмовый или дворцовый атрибут, а сисы на Окинаве - повсюду, по сути она - неофициальный символ Окинавы.

Да и вообще - удобно, черт возьми, если задуматься.

Ну тогда у японцев и японок сильно разные представления об удобстве :-) Потому что ни одного японца, который бы захотел поплавать в одежде, мне на глаза не попалось.

Они огромны и прекрасны каждый по-своему.

Вот на Окинаве как раз огромных парков я не встречал (кроме тематических или мемориальных). Обычные городские - весьма скромных размеров, хотя устроены так, чтобы казаться больше, чем есть на самом деле.

На Окинаве каждый цветик не подписан? Название, род, вид, фото?

Есть такое, на деревьях или рядом с ними часто замечал таблички с названиями.

Аватар пользователя Аццкий Критег

Как и раньше, очень познавательно, спасибо!
Про сис. Никогда не слышала такого названия, но это же то же самое, что и комаину/инугами. Не знаете, это синонимы или сисами комаину называют конкретно на Окинаве?

Что меня удивило на Окинаве, так это отсутствие у местного населения какого-либо интереса к пляжному отдыху.

Да просто привыкли. Если живешь у моря, уже в детстве так накупаешься, что больше до самой смерти не хочется.

Про купание в одежде и правда удивительно. Хотя это, видимо, та самая противоречивая японская стеснительность. Да и вообще - удобно, черт возьми, если задуматься.

Японские парки... Они огромны и прекрасны каждый по-своему. На Окинаве каждый цветик не подписан? Название, род, вид, фото?

Как обычно жажду продолжения банкета. ^__~

Внутри меня живет злой властелин. Но он наказан.

Аватар пользователя sariman

класс! Хорошо пишешь!

Добавить комментарий