Вы здесь

Аватар пользователя Anton Lennikov
09.07.2014    Anton Lennikov    391    0
         

В начале семнадцатого века в Киото, в районе устья высохшей реки Камо, появился новый вид развлечений: девушки услаждали гостей эротическими танцами и игрой на музыкальных инструментах, а также отдавались за деньги наиболее обеспеченным клиентам. Такие представления назывались кабуку, что означает "быть диким и агрессивным", что подчёркивало отличие этих женщин от традиционно покорных японских жён. Эти представления стали основой будущего театра Кабуки. Постепенно эротический танец и театральные представления под музыку разделились и стали развиваться самостоятельно. Кабуки остался на сцене, постепенно становясь все более абстрактным искусством, а эротические представления танцовщиц переместились в так называемые кварталы развлечений, где, помимо секса, клиенты могли получить и более утончённые развлечения. Само слово гэися (гейша) появилось гораздо позже, и означало оно мужчин, которые развлекали музицированнием и увлекательной беседой клиентов, ожидавших встречи с куртизанками. Именно отсюда и пошло название профессии gei – искусство и sha – человек. Потребовались годы, чтобы в эту исключительно мужскую в то время профессию смогли проникнуть женщины.

Гэися строжайше запрещалось предоставлять сексуальные услуги, чтобы не создавать конкуренции куртизанкам. На это указывали даже особенности одежды: так, например, пояс кимоно Оби: у проституток он был завязан спереди простым узлом, что позволяло его легко развязывать, в противоположность этому оби гэися завязан на спине сложным фигурным узлом и развязать, а тем более завязать его без посторонней помощи очень непросто. Культура гэися быстро развивалась, и к концу эпохи Эдо достигла своего расцвета, сформировав пять знаменитых кварталов Ханамати в Киото и других городах, где существовали общины гэися.

Жизнь и обучение гэися

Гэися жили общинами во главе с окаа-сан (дословно «матушкой»). Окаа-сан становились наиболее успешные в прошлом Гэися, когда возраст вынуждал их оставить работу. Иногда девочки попадали в окия (общину), ещё детьми, некоторые общины были готовы платить выкуп за симпатичных девушек из бедных семей. После второй мировой войны данная практика была запрещена вместе с рабством и использованием детского труда. Но гораздо чаще гэися становились по собственному желанию или по настоянию родителей. Ведь быть гейшей было весьма престижно. Обучение включало в себя несколько этапов, сначала девочки работали служанками, параллельно работе они учились игре на музыкальном инструменте: японской лютне — сямисэне, флейте (фуэ) и барабане (цуцуми), изучали традиционные виды пения и танца, постигали искусство чайной церемонии, икэбана, а также изучали поэзию, каллиграфию, живопись. Помимо этого гэися обязаны были быть в курсе новостей и политики, чтобы поддерживать беседу с клиентами практически на любую тему. Чтобы стать маико – ученицей гэися, девушке было необходимо найти взрослую гэико, так называемую онэ-сан (дословно «старшую сестру»), которая бы занялась её обучением и воспитанием. После этого ученица впервые выходила в свет вместе со своей онэ-сан в роли минараи (наблюдателя). Минараи надевала более красочное кимоно, которое было призвано компенсировать неопытность девушки, и участвовала во всех мероприятиях, пусть и в меньшем объеме, чем ее наставница. Постепенно разница между онэ-сан и ученицей начинала стираться, и, когда девушка становилась достаточно самостоятельной и опытной, маико готова была стать взрослой гэико. Кульминацией вступления во взрослую жизнь являлся ритуал первого сексуального опыта юной гэико - мидзуагэ. По сравнению с обычными японками прошлого, гэико сравнительно поздно начинали половую жизнь: если обычный возраст брака у девочек в эпоху Эдо колебался между 12-15 годами, то гэися лишалась девственности только к 16-17, ведь девушкам было необходимо завершить обучение. Собственно, до потери невинности гэися всё ещё считалась маико. Происходило это следующим образом: наиболее уважаемым людям города рассылались приглашения принять участие в аукционе за право лишить маико невинности. Приглашение было оформлено в виде рисового торта экубо с небольшой впадинкой красного цвета в центре, получить такое приглашение было весьма почётно. Сумма, предложенная на аукционе за невинность девушки, определяла её будущий статус в общине. Сам по себе ритуал занимал ни много ни мало, а около недели: каждую ночь к маико приходил избранный мужчина, он разбивал яйцо, выпивал желток, а белок пальцами размазывал по половым органам девушки, используя его в качестве смазки. С каждым разом такое воздействие становилось всё интенсивнее и глубже, завершаясь настоящим половым актом. При этом каждую ночь ритуала глава общины ожидала за перегородкой и деликатно покашливала, напоминая девушке и заодно мужчине, что они не одни. После мидзуагэ начинающая гейша начинала носить новую прическу, соответствующую её новому статусу, с красным шёлковым бантом у основания пучка. По правилам, мужчина, лишивший маико девственности, не мог быть её клиентом. Этот ритуал был объявлен вне закона в 1959 году, и с тех пор официально не практикуется. Конечно, это не остановило желающих, и такие мероприятия происходят подпольно, на закрытых клубных вечеринках. С другой стороны, если раньше маико была обязана проходить ритуал по всем правилам, то в современном мире она может ограничиться сменой причёски и фасона одежды. Обучение гэися стоило немалых денег, которые девушка должна была выплатить общине, прежде чем могла обрести независимость.

Ваша оценка: Нет Средняя: 9.5 (4 оценок)

Комментарии

Добавить комментарий